ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

Телефон для связи 8(916)447-93-94



О творческом акте, спонтанности и др.

Морено Я.

Креативный акт. ... Для постоянно творящего разума не существовало бы разделения сознательного и бессознательного. Творец подобен бегуну, для которого в акте бега часть дороги, которую он уже пробежал, и предстоящая часть качественно являются единым целым.

Поэтому в психологии креативного акта не происходит разделения между сознательным и бессознательным. Это logificato post festum (заключение с опозданием (лат.)). Мы используем его как общеизвестный вымысел лишь для планирования науки особенностей импровизированного акта. Бессознательное как нечто вроде постоянного резервуара, как нечто "данное", из чего появляются и к чему всегда возвращаются психические феномены, отлично от значения бессознательного, рассматриваемого мной здесь. Бессознательное является резервуаром, который постоянно наполняется и опорожняется его "творцами". Оно было ими создано и может, следовательно, быть ими уничтожено и замещено. Первое качество креативного акта - его спонтанность, второе - чувство изумления, неожиданного. Третье качество - его нереальность, что есть настрой на изменение реальности, внутри которой она рождается, нечто, что оперирует в креативном акте до и после заданной реальности.

В то время как жизненный акт является элементом в причинной зависимости жизненного цикла реальной личности, в спонтанно-творческом акте кажется, как будто на один момент причинная зависимость нарушается или исключается. ...Четвертое качество креативного акта заключается в том, что он означает действие sui generis (в своем роде). В течение жизни куда больше действуют на нас, чем действуем мы сами. В этом разница между созиданием и создателем.



Агент импровизации - поэт, актер, музыкант, художник - находит отправную точку не вне себя, а в себе, в спонтанном "состоянии". Это не что-то постоянное, установленное и жесткое, как написанные слова или мелодии, а подвижное, ритмически плавное; это подъем и падение, рост и увядание, подобные жизненным актам, но при этом отличные от жизни. Таково состояние продуцирования, сущностный принцип всеобщего творческого опыта. Оно не дается подобно словам или краскам. Оно не консервируется, не регистрируется. Художник импровизации должен разогреться, он должен взять свою высоту. Как только он преодолевает путь к "состоянию", оно развивается в полную силу.

Состояние спонтанности - это отдельное психологическое бытие. Слово "чувство" не выражает его, ибо "состояния" возникают не просто из страха, тревоги, гнева и ненависти, а (1) из таких комплексов, как вежливость, грубость, легкомыслие, высокомерие и изворотливость, причем все они являются аффективными состояниями в художнике импровизации в ответ на внешнюю ситуацию, или (2) из таких условий, как личностные ограничения и опьянение. Кроме того, "состояние" не возникает автоматически; оно не является предсуществующим. Оно порождается актом воли и появляется самотеком. Оно создается не сознательной волей, часто выступающей как преграда, а путем освобождения, которое является, фактически, свободным проявлением спонтанности. Термины, подобные "эмоции" или "состояние", также не вполне отражают идею. Ибо "состояние" часто мотивирует не только внутренний процесс, но также социальные, внешние отношения, то есть связь с "состоянием" другой творящей личности. Если технику состояния спонтанности применить к драме, то разовьется новое искусство театра.



Часто упускается из виду один факт: произведение искусства, которое теперь доступно публике, - будь то поэма, соната, рисунок или статуя, не всегда обладала такой жесткой формой, кажущейся постоянной и окончательной. Конечная форма достигает спроса, но процесс создания формы имеет более важную ценность в человеческом опыте, чем это обычно признается. Предмет искусства не появлялся на свет подобно деталям автомата, который можно механически собрать. У конечной формы есть целый ряд предтечей. Ей предшествуют несколько замыслов, и некоторые из них могут обладать той же пригодностью, что и окончательный вариант. Status nascendi тоже редко является совершенным состоянием. Более ранние попытки возникают из того же самого вдохновения, что и завершающая стадия.

Замысел - это не фрагмент, в него вмещается вся работа. Внимание художника на каждой стадии творчества в большей или меньшей степени направлено на целое. Следовательно, разница между законченным произведением искусства и более ранним его замыслом заключается не в сути вещи. Имеет место процесс сравнения; результат зависит от "оценки", которую художник дает определенным фазам работы, обретающей форму в нем самом. Это оценивание его личное дело. Он может запросто остановиться на любой стадии произведения. Однако он продолжает "корректировать" до тех пор, пока работа не закончена. Это его принцип - привести свою работу как можно ближе к некоему идеалу совершенства, установленному им самим. Автор, подобно жестокому отцу в сказке, беспощаден со своим собственным детищем. Он убивает первенца в пользу последнего ребенка.

Ранние формы того или иного произведения обычно не ведомы миру. Если бы они были известны, то нельзя сказать, отличался ли бы общественный эстетический вердикт от решения художника. Есть фрагменты Хёлдерлина и Блейка, которые намного превосходят по красоте окончательную форму одного и того же лейтмотива. Есть читатели, которые оценивают первоначальный "Фауст" Гете намного выше, чем "Фауст" завершенной, аутентичной формы, великой работы, созданной с таким трудом. Нам неизвестно, сколько промежуточных форм могло быть между первым и последним "Фаустом". Гете сделал свой выбор по праву отца, поэта и, возможно, постановщика. Если бы он обладал вечной жизнью и творческой силой ангела, он никогда бы не закончил свой "Фауст".

Одна из функций театра спонтанности заключается в том, чтобы брать под свое крыло эти абортивные произведения искусства. Это храм нежеланного ребенка, но, так сказать, только тех детей, которые не хотят жить больше одного раза. Он не дает бессмертия, скорее, он дарует любовь смерти. Для авторов было бы лучше меньше писать и больше играть, ибо в письменной форме мы пытаемся дать постоянство тому, что может иметь ценность в данный момент, но не впоследствии. Надо пожертвовать немалой силой и усилием ума, чтобы, незамеченная, возникла живая форма. Apres nous - le poete. Многие авантюристы должны умереть до того, как придет поэт. Наш замысел - обесценить опыт авантюры при восхвалении результата.

… Обучение спонтанности подразумевает намерение объединить субъекта как целостный организм с его действием, увеличить число возможных комбинаций и вариантов, вызвать в нем такую гибкость, которая позволяла бы спродуцировать любой объем спонтанности, необходимый для любой новой ситуации. Спонтанность - это готовность субъекта реагировать так, как это необходимо. Это условие - обусловливание - субъекта; подготовка его к свободному действию. Т.о. субъект не может достигнуть свободы по желанию. Она возрастает постепенно, в результате подготовки при обучении спонтанности.

(Из книги Я.Морено "Психодрама", М., 2008.)